Информация к новости
  • Просмотров: 686
  • Автор: admin
  • Дата: 21-11-2014, 19:42
21-11-2014, 19:42

Преодоление противоречий в федеральном законодательстве и практике судебного исполнительного производства как конституционно-правовая гарантия от злоупотреблений властью в банковской сфере

Категория: «Право справедливости»

Мальцев Святослав Владимирович
Аспирант отдела конституционно-правовых исследований
ФБГОУ ВПО «Российский Государственный Университет Правосудия»


Преодоление противоречий в федеральном законодательстве и практике судебного исполнительного производства как конституционно-правовая гарантия от злоупотреблений властью в банковской сфере.

Аннотация: данная статья посвящена проблемам, которые возникают в процессе осуществления деятельности судебных приставов-исполнителей при их взаимодействии с банками (кредитными организациями).
Summary: this article is devoted to the problems which may be caused by bailiffs’ activity with banks (credit organizations).
Ключевые слова: причинение вреда, злоупотребление властью, судебный пристав, банковская тайна.
Keywords: injury, misuse of power, bailiff, banking secrecy.

Современное общество находится в постоянном развитии, регулярно принимается множество законов и издаётся большое количество подзаконных актов, в связи с этим у юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и физических лиц возникает всё больше и больше различных обязанностей. Нередко принятие новых актов открывает возможность для «искусственного» злоупотребления властью, что в дальнейшем приводит к печальным последствиям. Кроме того, в Российской Федерации существует большое количество устаревших федеральных законов, которые нуждаются в переработке и в приведении их в соответствие с существующими реалиями. Подтверждением тому являются приведенные ниже примеры злоупотребления властью, которые могут дестабилизировать нормальную работу хозяйствующих субъектов и породить бесконечное количество споров.

В Российской Федерации, как известно, полномочиями по организации исполнения судебных актов наделена Федеральная служба судебных приставов. Федеральный закон от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах» (далее – ФЗ «О судебных приставах») и Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – ФЗ «Об исполнительном производстве») регламентируют права судебных приставов и порядок исполнения судебных актов. В соответствии с ч.1 и ч.3 ст. 13 Федерального закона «О судебных приставах» судебный пристав обязан использовать предоставленные ему права в соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов граждан и организаций. Судебный пристав обязан не допускать совершения исполнительных действий для достижения целей и решения задач, не предусмотренных законодательством об исполнительном производстве. Однако на практике нередко возникают ситуации, когда судебные приставы превышают свои полномочия и не соблюдают права организаций. Выразиться это может в следующем. В соответствии с ч.ч.8-10 ст. 69 ФЗ «Об исполнительном производстве», если сведений о наличии у должника имущества не имеется, то судебный пристав-исполнитель запрашивает эти сведения у налоговых органов, иных органов и организаций, исходя из размера задолженности, определяемого в соответствии с частью 2 статьи 69. При этом у органов, осуществляющих государственную регистрацию прав на имущество, лиц, осуществляющих учет прав на ценные бумаги, банков и иных кредитных организаций судебный пристав-исполнитель запрашивает необходимые сведения с разрешения в письменной форме старшего судебного пристава или его заместителя.
У налоговых органов, банков и иных кредитных организаций могут быть запрошены сведения:
1) о наименовании и местонахождении банков и иных кредитных организаций, в которых открыты счета должника;
2) о номерах расчетных счетов, количестве и движении денежных средств в рублях и иностранной валюте;
3) об иных ценностях должника, находящихся на хранении в банках и иных кредитных организациях.
Налоговые органы, органы, осуществляющие государственную регистрацию прав на имущество, лица, осуществляющие учет прав на ценные бумаги, банки и иные кредитные организации, иные органы и организации представляют запрошенные сведения в течение семи дней со дня получения запроса. На первый взгляд судебные приставы-исполнители выполняют свою основную обязанность – принудительное исполнение судебных актов. Однако проблемы при реализации данных норм всё же существуют. К сожалению, данный закон не предусматривает каких-либо ограничивающих рамок по кругу лиц, в отношении которых судебные приставы-исполнители могут осуществлять запросы.

Примечательным в данной ситуации оказался следующий судебный спор. Открытое акционерное общество «Газпромбанк» в лице Филиала открытого акционерного общества «Газпромбанк» в г. Волгограде обратилось в арбитражный суд Волгоградской области с заявлением к Управлению Федеральной службы судебных приставов по Волгоградской области, в котором просит обязать УФССП по Волгоградской области не чинить препятствия в деятельности «Газпромбанк», в связи с чем потребовало запретить УФССП по Волгоградской области направлять в «Газпромбанк» требования /постановления/ уведомления о предоставлении информации и документов по должникам, произвольно объединенным в одну группу без объединения соответствующих исполнительных производств; запретить УФССП по Волгоградской области собирать от судебных приставов-исполнителей территориальных отделов судебных приставов по г. Волгограду и Волгоградской области требования /постановления/ уведомления о предоставлении информации и документов для их единовременного направления Газпромбанк». Газпромбанк указал на то, что направление УФССП запросов и постановлений о розыске счетов и денежных средств должников в массовом количестве дестабилизирует работу банка… Однако суд полностью встал на сторону УФССП и указал, что направление указанных документов одним сопроводительным письмом производится в целях экономии средств на почтовые расходы и является лишь формой реализации положений ФЗ «Об исполнительном производстве». Данное решение было обжаловано банком, но даже ВАС РФ подтвердил его законность.
На наш взгляд, сложно согласиться с выводами судов, так как такая точка зрения допускает «искусственное» злоупотребление властью. УФССП, пытаясь реализовать права одних лиц, может грубо нарушить права других.
В рассматриваемом нами случае речь идет о нарушении ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации, устанавливающей, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. В связи с этим полагаем, что ст. 69 ФЗ «Об исполнительном производстве» необходимо дополнить и конкретизировать, указав, что семидневный срок, предусмотренный для направления ответов на запросы судебных приставов-исполнителей, должен исчисляться отдельно по каждому запросу, вынесенному в рамках одного исполнительного производства (сводного исполнительного производства).

Ещё одна проблема кроется в механизме осуществления взыскания, предусмотренном в ФЗ «Об исполнительном производстве». Судебные приставы-исполнители, перед тем как осуществить взыскание наводят справки о финансовом состоянии должников. Без правовых ограничений такие действия могут привести к существенному нарушению прав должника. В соответствии с ч. 2 ст. 69 ФЗ «Об исполнительном производстве» взыскание на имущество должника обращается в размере задолженности, то есть в размере, необходимом для исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, с учетом взыскания расходов по совершению исполнительных действий и исполнительского сбора, наложенного судебным приставом-исполнителем в процессе исполнения исполнительного документа. На практике нередко возникают ситуации, когда задолженность должника очень малозначительна, например, 1000 рублей, а судебный пристав-исполнитель в целях получения сведений о номерах счетов должника направляет в банк запрос с требованием предоставить соответствующую информацию и дополнительно просит предоставить выписку по таким счетам. Формально судебный пристав действует в рамках предоставленных ему полномочий, однако у должника на счетах могут оказаться суммы во много раз превышающие размер задолженности и, если, отвечая на запрос судебного пристава-исполнителя, банк (иная кредитная организация) сообщит в своём ответе, что на счетах имеется необходимая сумма в пределах задолженности, то отказать в предоставлении выписки (сведений о движении денежных средств в рублях и иностранной валюте), которая может содержать информацию о миллионах денежных средств, банк уже не вправе. Такая ситуация ставит банки в очень «неловкое» положение: им приходится выбирать чью сторону занять – судебного пристава-исполнителя или должника. К сожалению, такая правовая неопределённость влечет за собой коллизии норм ФЗ «Об исполнительном производстве» и нарушает основополагающие принципы, закреплённые в ст. 23 Конституции Российской Федерации на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайн. Полагаем, что ФЗ «Об исполнительном производстве» в этой части также нуждается в конкретизации – сведения о движении денежных средств должника должны предоставляться в случаях, когда они не превышают размер задолженности либо в исключительных случаях, например, при рассмотрении особо важных исполнительных производств.

Вышеизложенное подтверждает важность своевременного устранения тех противоречий в законодательстве, которые создают возможность для возникновения «искусственных» злоупотреблений властью, что является крайне опасным для современного российского государства и общества и его устойчивого развития.